jump to gc.kg
5 августа 2017, 12:02

Текебаев признал, что пил чай с Маевским, но деньги не брал

В Первомайском районном суде Бишкека 3 августа продолжилось судебное разбирательство по делу депутата Жогорку Кенеша Омурбека Текебаева и экс-посла Дуйшона Чотонова.

Уголовное дело было возбуждено на основании заявления российского бизнесмена Леонида Маевского, который заявил, что отдал депутату 1 млн долларов, чтобы войти в управление компании «Альфа Телеком». Возглавлявший в 2006 году ОсОО «Скай Мобайл» Алексей Модин сказал, что познакомил Текебаева и Маевского.
Текебаев признал, что пил чай с Маевским, но деньги не брал
В начале процесса адвокат заявил, что О.Текебаев хочет дать показания в присутствии телевидения. «В целях доступа граждан к правдивой информации прошу допустить видеокамеры, чтобы могли вести трансляцию», - сказал другой защитник.

Прокурор сказал, что этот вопрос уже решался, и попросил отказать. В итоге суд не удовлетворил ходатайство, допрос О.Текебаева продолжился.

Свои показания депутат начал давать накануне – Текебаев рассказал о том, почему он встречался с Маевским. По его словам, к вопросу «Мегакома» встреча не имела отношения, так как в августе некоторые члены Временного правительства готовились к выборам в парламент, параллельно занимались поисками контактов с зарубежными политиками, в частности, «Ата Мекен» искали контакты российских политиков…

Сегодня подсудимый продолжил рассказывать о событиях, произошедших во время и после апрельской революции 2010 года. Он сообщил, что после 7 апреля была опасность контрреволюции, глава ГКНБ Кенешбек Душебаев сообщил, что для членов Временного правительства есть опасность физического устранения: «Меня охраняли 20 охранников, однопартийцы и родственники. У кыргызов много родственников, я просто так не говорю. Ситуация была тяжелая. 6 апреля мы знали, что нас арестуют, нас могли осудить надолго».

Также он рассказал, что делали члены Временного правительства 13 мая 2010 года [в этот день, по версии обвинения, он встречался с Маевским].

«Мы не бросили свою работу и делали ее. Мы до 12 ночи работали. Атамбаева мы тогда не видели. На юге были Бекназаров, Чотонов, Исмаил Исаков. Бакиев давал пресс-конференцию, что до сих пор он президент. Губернатор Жалал-Абада поддержал Бакиева. 13 мая Атамбаев улетел в Москву, ничего не сказав нам. Никто не знает, что он делал», - сказал Текебаев.

Далее он пояснил, почему не мог встречаться с Маевским в тот день. «В 9 часов по плану в «Хаятте» участвовал в конференции по конституционной реформе, были эксперты из различных стран, члены Венецианской комиссии. В круглом столе приняли участие более 100 человек, они все могут быть свидетелями, что я был там до 13:30, там и обедал. Я сам редко обедаю, только кофе, конфет-мамфет в кабинете. Ближе к 2 часам приехал в Дом правительства. В 2 зашел в кабинет Р.Отунбаевой, решали вопросы, что делать. Я сказал Отунбаевой, чтобы дали полномочия Исмаилу Исакову в виде спецпредставителя по югу. Пусть сам выберет от электрика до губернатора, но, чтобы народ его слышал. В 4 Исаков и Чотонов улетели в Ош на военном вертолете. Полет занимает 1,5 часа. Маевский говорит, что 13 мая 2010 года встречались в 16-17 часов с Чотоновым и со мной в «Супаре», когда как он улетел, а я был на заседании… Было невозможно встретиться с Маевским в моем кабинете», - сказал он.

Депутат рассказал о показаниях Модина и Маевского в «Супаре» и назвал это ложью: «В это время Чотонов летел в Ош на военном вертолете. Я сидел на судьбоносном заседании. Модин в 4-5 дня был в центре Бишкека, это есть в 7 томе. Я не мог быть причастен к «Мегакому», - сказал Текебаев.

Текебаев также рассказал о кабинете, где он сидел в те дни. «Тут показали, что Модин и Маевский зашли в другой кабинет. Мой кабинет находится в другом месте, он был маленький, как и приемная. Я выбрал такой кабинет из-за безопасности. Когда выбирали кабинет, учли, чтобы окна выходили во двор, а не на площадь. Второе — для эвакуации, чтобы выйти через черный вход», - сообщил он.

Депутат сказал, что он ни у Маевского, ни у других не просил и не брал деньги.
«Маевский говорит, что двумя траншами дал мне 1 млн долларов. Кроме его слов, что он дал деньги, ничего нет: ни показаний свидетелей, ни вещественных доказательств. Маевский говорит, что я по телефону сказал ему, что получил деньги. Мы не брали деньги у Маевского и по телефону об этом не говорили. Это подтвердилось на следствии. В показаниях Маевского сообщается, что я в начале июля позвонил ему и сказал, что еду в Москву. Он якобы согласился и встретил меня. 11-12 июля приехал в нему в офис, где пригласил его в КР, что Бакиевых нет, говорил, что построим хорошие отношения и как входной билет попросил 1 млн долларов. Он говорит, что это нормально, европейское предложение. Это его европейская фантазия. Он говорит, что согласился, так как я эффектно приехал в Москву, как лидер, что меня встретили люди с посольства, сильное впечатление якобы произвел. Как молодая девушка рассказывает. Он аферист, стервятник. Он говорит, что после 2 недель первым траншем передал Модину на хранение 300 тыс. долларов. Я у Маевского ничего не просил и не брал, правда, что я сел в Москве в его машину и пил с ним чай», - рассказал он.

Отвечая на вопрос о курьере славянской национальности, который якобы взял от Маевского 700 тыс. долларов, подсудимый ответил, в составе делегации, которая тогда полетела, не было человека славянкой национальности.

«Мой охранник типичный кыргыз, он маленький. У меня такого знакомого нет. Следователь нагло пишет, что я дал поручение Маматкеримову, чтобы он забрал у Модина деньги, которые якобы предназначались мне. Это наглость. Модин говорит, что Талант забрал деньги, не считая, не спросил кому, ему неизвестна судьба денег. Мои слова подтвердил Модин. Нет документов, вышли ли эти деньги из Москвы и попали ли в КР. Кто привез эти деньги, до сих пор неясно. Маевский тут ответил прокурору, адвокату Эшперову и мне, что Кутуков привез деньги. Мы не получали 700 тыс. Тут явная фальсификация», - сказал он.

После обеда допрос депутата продолжился. Он рассказал, что Талант Маматкеримов может и не был другом Леонида Маевского, но был партнером.

Подсудимый рассказал, как летал в сентябре 2010 года в Москву и кто где сидел в самолете. «Как Маматкеримов летел, мы не видели. Когда вышли из аэропорта, он с Маевским встретил меня, также были люди из посольства. С Маевским и Нурбеком Абдрахмановым (телохранитель) поехал в одной машине. В 4-5 часов прибыли в офис, там видел Маматкеримова. Он был там как знакомый Маевского, по каким причинам он летал туда, я не знаю», - сказал он.

После О.Текебаев рассказал, как они сидели в столовой офиса Маевского: «Столовая небольшая, как квартира, есть бар, диваны. Пришли две официантки, может, одна из них и Самсонкина (бывший секретарь Маевского), был также Маматкеримов, Кутуков и Звездорев, может быть. Еще три журналиста были. Были только дежурные слова. Нельзя верить Маевскому. Со мной летали 5-6 человек, все были кыргызской национальности, не было среди них лица славянской национальности 30-35 лет».

В своих показаниях подсудимый сказал, что все знают Омурбека Абдырахманова, так как он 4 года был депутатом: «Он говорил плохое не только про меня, но и про «Ата Мекен». У нас был конфликт, после чего на съезде партии его исключили из партии. Фальсификаторы рассчитывали на то, что Абдырахманов даст любые показания против меня. В показаниях он говорит, что видел Маевского 13 мая у Текебаева, где и познакомился с ним. Однако, тогда он был в Америке. До конца мая он был в США. Но после стали указывать, что мы с Маевским виделись в декабре 2010 года. Все трое поменяли свои показания», - сказал О.Текебаев.
Отправить новости WhatsApp News
Aisuluu
Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

KABARLAR.ORG 2017

Нашли ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter