6 декабря 2019, 16:02

Новые успехи преподавателей АУЦА

Новые успехи преподавателей АУЦА

 

Не так давно старший преподаватель направления «Экономика» Рахат Сабырбеков получил звание доктора экономических наук (Ph.D) со специализацией «Экономика окружающей среды» в Департаменте экономики и бизнеса Норвежского университета естественных наук. Мы встретились с Рахатом и попросили рассказать о диссертации и о работе над ней.

 

- Рахат, расскажите, пожалуйста о диссертации.

 

- Диссертация называется «Исследования в области устойчивого управления природных ресурсов в контексте развивающейся страны». Конечно, все мои исследования про Кыргызстан и посвящены управлению природными ресурсами, энергетике и оценке природного капитала. Работа над диссертацией заняла у меня почти пять лет.

Она состоит из пяти статей. Три из них были написаны в соавторстве с коллегами из Кыргызстана, Англии и Норвегии. Во всех статьях я являюсь главным автором. Три из пяти статей были изданы в международных научных журналах. Последняя из них была опубликована не так давно в престижном международном журнале.

В первой статье «Природная близость и готовность платить за городские зелёные насаждения в развивающейся стране» (ссылка https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0169204618314555) рассматривается комбинация монетарных и немонетарных способов оценки экосистемных услуг (экосистемные услуги – это блага, которые получает человек от природы). Вторая статья называется: “Стратегии диверсификации доходов среди скотоводов в Центральной Азии: выводы из Кыргызстана” (ссылка https://pastoralismjournal.springeropen.com/articles/10.1186/s13570-019-0152-x). В третьей статье говорится об оценки экосистемных услуг в условиях высокогорья, управлении ими. В четвёртой “Переход от грязной к чистой энергии в странах с низким уровнем дохода: взгляд из Кыргызстана” (ссылка https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/02634937.2019.1605976?scroll=top&needAccess=true) – об причинах использовании различных источников энергии, переходе на экологические чистые.

Лейтмотивом диссертации является соотношение цены и ценности. Например цена природы и ценность природы. Цена подразумевает сколько мы готовы заплатить, как мы оцениваем её при анализе выгоде и издержек, или в политике. А ценность подразумевает вещи, которые не обязательно имеют монетарное значение: этическое, культурное, ценность для будущих поколений.

Сегодня мы столкнулись с тем, что вопрос сохранения окружающей среды, природных экосистем – это вопрос не любви к природе, к зелени, а больше вопрос выживания человечества.

 

- Почему Вы решили проводить исследования именно в этой области? Какое практическое значение оно имеет?

 

- Сейчас очень много обсуждается вопрос деградации природы. Диверсификация и улучшение инструментов оценки – один из возможных путей его решения. Если местные жители будут зарабатывать на жизнь не животноводством, а например туризмом или продажей углекислого газа, то это значительно снимет нагрузку на пастбища. В своём исследовании я выяснил, что на одной и той же локации при одинаковых условиях более состоятельные жители занимаются туризмом, а бедные – нет. Почему? Как правило, малообеспеченные чабаны часто берут пасти чужой скот. У них нет знаний, нет языковых навыков, нет информации. И возможно нет ресурсов, лишних людей, которые бы занимались туристами.

Если мы действительно хотим снизить нагрузку на пастбища, необходимо обучать, проводить тренинги для местного населения, рассказывать, что возможности туризма намного выше, чем животноводства. Надо просто провести информационную работу.

И ещё, что касается сохранение экосистем пастбищ. Если государство в своей политики по сохранению не будет руководствоваться рыночными ценностями, не говорить о нехватки кормов, а будет делать упор на то, что пастбища и ледники являются большими поглотителями углекислого газа, ситуацию можно кардинально изменить. Последние исследования в этой области говорят о том, что горные реки, берущие своё начало с ледников, поглощают углекислый газа не меньше, чем тропические леса. Зеленый климатический фонд выделяет очень большие средства на сохранение тропических лесов. Кыргызстан подписал Парижское соглашение, наша страна является членом всех климатических договорённостей. Мы вполне может принять участие в программах и получить значительные средства на сохранения пастбищ и ледников.

В моей диссертации говорится, что местные локальные экосистемные услуги на уровне высокогорных пастбищ не так существенны по сравнению с глобальными. Они имеют большое значение, но не рационально требовать от пользователей пастбищ чтобы они сами их спасали.

Ещё один вопрос, который я рассматривал в своей диссертации – это почему домохозяйства переходят или не переходят на чистые источники энергии. У нас практически 100% электрификация страны, и казалось бы что состоятельные хозяева должны отказывать от использования угля и переходить на электричество или газ. Ведь это намного проще, удобней, и вопрос денег для них не стоит на первом месте. Однако этого не происходит, богатые домохозяйства в особняках продолжают отапливаться углём. Мы рассматривали различные причины, и нам казалось что в дело в цене. Однако, выяснилось, что на самом деле главным является не вопрос цены, а качества. Зимой очень слабое напряжение, и отапливать большой дом электричеством – весьма проблематично. Насколько мне известно, ранее никто не обращал внимание на этот фактор. И получается, что одним из способов снижения смога в Бишкеке является повышение качества предоставляемых услуг.

Основным посылом диссертации является, во-первых, вывод о том, что в контексте развивающих стран методы оценки, практикующие на Западе, нельзя применять у нас. В силу разных причин, в том числе социально-экономического характера. А во-вторых, у нас нерыночные экосистемные услуги ценятся больше и играют большую роль, чем на Западе.

 

- Какую поддержку Вам оказал университет?

 

- Университет оказал большую поддержку. Началось все с партнёрского проекта между Норвежским университетом естественных наук и департаментом экономики АУЦА. Спустя пару лет после начала проекта было предложено направить из АУЦА в Норвегию аспирантов на получение степени Ph.D. Но загвоздка была в том, что финансирование было только на 10 месяцев. Хотя стандартное обучение занимает 4 года. Т. е. человек должен поехать в Норвегию, сдать за 10 месяцев сдать все курсы и экзамены, на что обычно требовалось два года. Затем без никакого финансирования вернутся домой, одновременно работать и завершить диссертацию. Я был координатором этого проекта, и мне казалось, что это хорошая идея получить степень Ph.D в европейском университете. Но желающих не оказалось, и мне пришлось принять участие, ведь это была моя ответственность. Я подал документы, меня взяли. Я поехал в Норвегию. Было очень тяжело, но я успешно все сдал. Вернулся в Бишкек, и в течение последующих четырёх лет работал над диссертацией, одновременно преподавая в АУЦА. Университет мне очень помог.

 

- Спасибо за беседу!

Подписаться на наш Telegram канал и в будьте в курсе!
Banner
Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Материалы за неделю

KABARLAR.ORG 2018

Нашли ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter