4 марта 2013, 09:50

А.Жапаров, экс-министр: «Сегодняшнее правительство начало запускать руки в карман простых граждан»

А.Жапаров, экс-министр: «Сегодняшнее правительство начало запускать руки в карман простых граждан» Акылбек Усенбекович, только вчера вы сказали, что во второй половине этого года государство может столкнуться с кризисом. Какие доказательства есть тому?

- Сейчас некоторые газеты пишут: «У Жапарова раскрылись глаза». Посмотрите на сегодняшние факты, вроде кризис подтверждается. К концу года нынешнее правительство уменьшило бюджет на 3 млрд. 680 млн. сомов. Но, несмотря на это, не смогло выполнить план по доходам на 753 млн. сомов. Это правительство показало свою слабость. Для правительства самым высшим считается закон «О бюджете». Признак слабости – невыполнение плана даже при сокращении на такую сумму. В бытность сегодняшнего премьер-министра главой президентской администрации мы специально проверяли, почему выплаты сверх НДС составили 8,5 млрд. сомов? Когда я был министром финансов, Налоговая инспекция не подчинялась мне. Ею напрямую руководил премьер-министр. После предъявления мне жесткого требования: «Не вмешивайся в ее работу», - я был вынужден обратиться к президенту. Президент поручил руководителю администрации. В экономике это одно из самых враждебных дел. Бизнесмены платят НДС после доставки товара, при продаже товар регистрируется в Налоговой инспекции. Если же он не уменьшается, а снова повышается, это означает отсутствие товарооборота, говорит о снижении. Уменьшается и объем прибывшего товара. Мы начали обсуждать такое недопустимое дело. На сегодняшний день излишние выплаты помимо НДС превысили 11 млрд. сомов. Следовательно, этот показатель сильно разросся и ухудшается. Первое – правительство совсем перестало давать налоги, потраченные на экспорт. Второе – резко сократился товарооборот. Вместо анализа таких показателей и оказания помощи бизнесу, а также прекращения авансового изъятия налогов правительство вводит два новых налога. Оно начало запускать руки в карманы граждан. Сейчас снова ввели НДС на лекарственные препараты. В 2003 году я был депутатом Жогорку Кенеша и председателем комитета по налогам, тогда я заставил снять этот налог. И этот налог спустя 10 лет снова вводят. Причем говорят, что «ввели налог не на все лекарства, а на те, которые мы определили». Говорят, на самые необходимые для человека. Когда у кыргыза спрашивают: «Где твоя душа?» Он показывает на то место, где болит. Спрашивается, кто может знать, какое лекарство нужно человеку. Правительство говорит: «Я решаю». Направляет в Министерство здравоохранения, спросишь у министерства, оно приходит в комитет парламента. Следовательно, в правительстве, парламенте одна группа вводит, не берет налоги с нужных себе лекарств, и говорит, мол, возьмем НДС с других фирм. Это в корне неверно. Сейчас под этим прикрытием стали расти цены на лекарственные препараты. Это первое. Второе – налог с оборота. Это один процент. Мы начали получать налог с еще не существующего. Прежний механизм был прост и понятен. В нем было так: сколько налогов платишь в конце года, в следующем году этот цифру делишь на 12 месяцев и постепенно платишь. В крайнем случае, правительство похвалит: «молодец», если уменьшается, то регистрирует, то есть, работали все механизмы. Теперь этот механизм сломали, говорят: «Какой оборот был за месяц, с него 1% платишь мне». Им дела нет, получена выгода или нет. Это стало действием, которое чрезвычайно усиливает теневую экономику, возвращает на место коррупционные схемы. Поэтому, начиная уже сейчас, некоторые фирмы стали закрываться. Такие налоги неподъемны для среднего и малого бизнеса. Потому что они платят налог только после упорядочения товарооборота. А правительство указывает: «Заплатите налоги в один месяц», тем самым выводят их из налоговой системы, очень сильно сокращая налоговую базу. Большие компании, безусловно, повысят цены. Об этом совершенно открыто рассказала на пресс-конференции ассоциация нефтетрейдеров. Введение этих двух налогов, невыполнение в конце года доходной части по налогам - все это демонстрирует крайнюю слабость правительства и низкий уровень профессионализма. Каждый думает: «Выполнить мне свою работу или не выполнить?» Нет человека, который бы смог ответить. Также скандал вокруг «Кумтора». Пока не была создана комиссия, у нас были акции стоимостью 1 млрд. 366 млн. долларов. Сегодня смотрю – акции упали до 502 млн. долларов. Мы потеряли 860 млн. долларов. Спрашивается, кто ответит за это? Правительство говорит: «Это всего лишь фантики». В таком случае, почему мы так боремся за эти акции? Это же наше богатство, натуральные деньги. Уничтожили 860 млн. долларов, устроили шумный скандал, один в тюрьме, другой вовне, происходят митинги, а эти говорят: «Продадим «Джеруй» за 100 млн. долларов». Это правительство перестало думать о лете. Лишь бы наступила весна. Все равно же к нам придут осень, зима. И этот год пройдет, а что с нами будет в следующем году? Если сегодняшние действия не исправят президент и Жогорку Кенеш, то в следующем году мы окажемся в самом тяжелом положении. Показатели этого станут видны во втором полугодии. Я сказал об этом, есть элементы кризиса.

- Вы сказали о введенных налогах на лекарственные препараты. А ведь в Жогорку Кенеше есть депутаты, занимающиеся лекарственным бизнесом. Не пошли ли они ради личных интересов на такие шаги?

- Не могу сказать об этом. Я бы сказал как человек, находившийся 12 лет в экономической политике, что неправильна система. Следует налоги вводить для всех одинаково или же снять их. Когда каждый говорит: «Я знаю, с кого брать», тут же возвращается на место коррупционная схема. На сегодняшний день стал существовать закон, вошедший с таким решением в лекарственный бизнес. Объединились разные чиновники, сидящие, возможно, в правительстве, парламенте. Начали вводить чуждые явления, кому хотят, говорят: «Не будешь платить налоги», с других требуют: «Будешь платить налоги». В глубине стало видно – фискальная политика пошла по неверному пути. Скажу только об одном показателе. В 2003 году было ввезено лекарств на сумму 360 млн. сомов. После того, как НДС совсем был снят, следующие 10 лет ввезено лекарств на 9 млрд. 600 млн. сомов.

- Должны же ответить те, кто вводят такие законы и лезут руками в карманы простых граждан?

- Надо назвать их имена. В Кыргызстане рушатся фундаментальные принципы Конституции. Первый из принципов – каждая власть должна выполнять свои обязанности. Законодательная власть пусть только издает законы. Исполнительная власть должна эти законы исполнять. Не может выполнить – пусть решает суд. Сегодня же все перемешалось. Парламент вмешивается в кадры, финансы, а правительство в отчаянии не знает, что делать. Если раньше зависело от одного президента, то сейчас 120 депутатов, президент, помощники свели на «нет» последние права правительства. Раньше было одно право – уйти с поста добровольно, написав заявление об отставке. Сейчас и этого нет. Стоит одной фракции сказать: «Ухожу из коалиции», на этом все. На этом он не может стать премьер-министром. По установившейся в стране системе за экономику должно отвечать правительство, но оно стало бессильным.

- Вы говорите, что в течение 10 лет был большой скачок. Вы работали при прежней власти, при Бакиеве. Какие были созданы условия для совершения такого скачка?

- В 2005 году я был главой штаба оппозиции. У нас в ходу такие слова: «Все прошлое плохое, все сегодняшнее не хорошее». И в те времена были хорошие стороны, в 2005 году произошла революция, после прихода к власти мы привели в порядок фискальную политику. Вывели из бюджета коррупционные схемы. На этом основании мы смогли двигаться вперед. Президент, парламент верили специалистам, прислушивались к ним. Говорят же, «хоть птичку, но пусть ее разделает мясник». Мы работали 3 года по предложениям специалистов. К 2008 году увеличили ВВП в 2 раза. Сократили внутренние долги в 2 раза. Тогда начала проводиться единая политика. Если в 2004 году ВВП составлял 94 млрд. сомов, то в 2008 году достиг уже 187 млрд. сомов. В 2004 году бюджет составлял 18 млрд. сомов, а в 2008 году поднялся до 46 млрд. сомов. ВВП тоже не выходил за пределы нулевого дефицита. Мы собирались жить по своим средствам. Внешний долг мы вообще не брали. Деньги поступали по прежним соглашениям. Я сотрудничал с тремя премьер-министрами. Бакиев, Кулов, а потом Атамбаев были главами правительства. Никто из них не просил ни копейки: «Дай деньги в долг из внешних денег». Потому что, придя к власти в 2005 году, мы поклялись: «Ни у кого не будем просить деньги, но мы станем страной, вставшей на ноги». Я это выполнил до конца. Если в 2004 году объем прямых внешних инвестиционных поступлений был 175 млн. долларов, то в 2008 году эта цифра достигла 866 млн. долларов. Я говорю об этих трех годах, потому что в то время был министром финансов, затем объединили два министерства - экономики и финансов, я был в нем министром.

- Можно ли было продолжить затем этот путь?

- Можно было. К сожалению, в 2007 году после моего назначения министром экономики начал увеличиваться дефицит бюджета. В тот год достиг 13 млрд. сомов. Увеличили расходы, сократили доходы. А сегодня дефицит достигает 23 млрд. сомов. Не имея денег, увеличивали все расходы. В последнее время стало приниматься много решений политического, популистского, непрофессионального свойства.

- У нас ведь считанное число специалистов, хорошо понимающих экономику. Несмотря на протесты Жогорку Кенеша, мог бы президент воспользоваться своим правом и пригласить вас на работу, мол, мне нужны отличные специалисты как Жапаров?

- Получив решение парламента, перед тем, как стать министром финансов, я говорил с президентом: «Я работал с тремя президентами. Без воли Бога человек не станет президентом. Если, находясь в исполнительной власти, хочешь работать для народа, то должен служить президенту. Таков порядок. В Жогорку Кенеше можешь служить народу, издавая законы». Я говорил с Атамбаевым, он сказал мне: «Сколько времени я буду президентом, столько времени ты будешь рядом со мной, направляя политику в экономике и финансах». Раз так сказал президент, я поверил и пошел. Оказывается, это были такие политические игры, и на это посмотрим. У президента должно быть только одно хорошее достоинство. Поскольку мы сейчас являемся парламентской страной, такое же достоинство должно быть у руководителей фракций. Надо отбирать хорошо работающих специалистов, поднимать их, а от всех плохо работающих избавляться. А сейчас происходит не так. Профессиональный уровень упал крайне низко, потому что говорят: «Пусть человек будет из нашего села, из нашей фракции». Во главу министерств, ведомств, компаний пришли люди, абсолютно не имеющие ни знаний, ни опыта. Поэтому ушли знающие свою работу молодые кадры. Это вы можете увидеть из постановлений, которые ныне принимает правительство. В месяц принимается до 70 постановлений. Одно противоречит другому, русский вариант отличается от кыргызского. Стал чрезвычайно низким уровень исполнительный.

- Если правительство закрывает дыры в бюджете за счет прибывающих извне денег, наверняка, не может быть большего кризиса, чем этот?

- Что меня удивляет, президент Алмазбек Атамбаев в декабре прошлого года выпросил у Медведева наличными 25 млн. долларов в качестве гранта. По сегодняшней Конституции президент вовсе не должен вмешиваться в экономику. Но если доверенный «ходжа» работает таким образом, что не может выполнить план, делать нечего, ему самому приходится закрывать дефицит. 25 млн. долларов это больше 1 млрд. сомов. И их потратили, сократили бюджет на 3 млрд. 680 млн. сомов, и даже в этом случае не выполняется его доходная часть на 753 млн. сомов. Из-за того, что правительство не работает, президент пытается кое-как закрыть бюджет. А сейчас так просто никто не даст денег. Еще не закончился мировой кризис. В подобном положении трудно ждать денег от других стран. Говорили: «Мы получили от Турции 100 млн. долларов денег». А где эти деньги? Когда я был министром финансов, говорил, что эти 100 млн. долларов будут вложены в бюджет, но тогдашние премьер-министр и вице-премьер-министр были «против». Я дважды заходил к президенту. Я сказал: «Согласуем с парламентом, направим деньги туда, куда вы укажете». Но он ответил: «Нет, если деньги попадут в бюджет, то мы ничего не сможем сделать». До сего дня не понимаю, что же они могли сделать.

- Правительство старается войти в Таможенный союз (ТС). Наверняка и этот Союз работает, глядя на экономические показатели. Что мы выиграем, войдя с нынешними показателями в Союз?

- На днях один из наших лидеров сказал: «Я думаю о 500 тысячах наших граждан, уехавших в Россию, и решил присоединиться к Таможенному союзу». Но почему бы тебе не подумать не о 500 тысячах уехавших людей, а о 4,5 млн. народе здесь? Потому что сегодня 4,5- миллионное население выживает торговлей и мелким бизнесом. У нас есть 344 162 фермера. Сможет ли устоять производимая ими продукция перед приходящей оттуда продукцией? У нас никто не может ответить на вопрос: «Какую выгоду мы получим от вхождения в ТС? Каким будет результат?» На рынке «Дордой» работает около 150 тысяч человек, на рынке «Кара-Суу» около 50 тысяч работает в торговле. Никто не думает об их судьбах. Сразу с вхождением в Таможенный союз наша торговля-продажа резко снизится. 50% валовой внутренней продукции составляет торговля. У русских иначе. У них 50% составляет производство. Они сами не знают, куда продавать свой товар. Сейчас кыргызы приспособились к торговле. Это хорошая сторона вхождения во Всемирную торговую организацию (ВТО). Если хотим войти в ТС, то в первую очередь должны защитить свою торговлю. В том числе надо защитить тех, кто поставляет автомашины. Посмотрите сайт «АКИ пресс», только в прошлом году мы ввезли из Японии автомашин на сумму 174 млн. долларов. Если не считать поставку автомашин из Германии, других государств Европы, прибалтийских стран. Русские ведь скажут: «Они на такие деньги привозят машины из Японии, пусть лучше покупают наши «Волги» и «Жигули». Мы собираемся полностью отдать Москве таможенную политику. Каждый депутат, президент, министр, премьер-министр дает клятву: «Клянусь сохранять независимость». Но ты же отдаешь часть своей независимости Москве? А потом не ударит ли бумерангом клятва? В парламенте Казахстана поднимается вопрос. Представители оппозиции спрашивают: «Почему на таможенном посту ходят наших сотрудников таможни 7, а русских 12? Если уж у казахов не хватает сил, как мы сможем упорядочить? Вся таможенная политика будет решаться через Москву. На сегодняшний день 50% наших доходов дает таможенная инспекция. Я 2 года спорил, чтобы в ТС наши показатели составили 3,6%. Русские говорят: «Ваши показатели – 1,8%». В соответствии с этим и наш голос будет таким. 67% - России, остальное Казахстана и Белоруссии. А у нас всего 3,8%. Соответственно таким же будет наш голос. Вот в какую организацию мы собираемся войти. У них таможенная пошлина гораздо выше, чем у нас. Также уровень жизни народа хороший. Чтобы не стало как в пословице «ворона хотела сравниться с гусем и сломала лапу», надо защищать интересы кыргызов. Сейчас русские стали членом в ВТО. Казахи собираются вступить. После этого собирается войти и Белоруссия. Через 5 лет их таможенные пошлины станут как у нас. Поэтому надо обниматься со всеми, мол, мы вошли всюду, ставить условия, что привозимые из Китая товары будем проводить по своим таможенным пошлинам. После того, как они полностью станут членами ВТО, тогда наступит положение как у нас. Почему мы сейчас, входя в ТС, должны поднимать таможенные пошлины, а через 4-5 лет снова снизить и прийти к сегодняшнему положению? Прекратится поток ввозимых из Китая товаров. Полностью закроют Торугарт и Иркештам. Китайцы ведь начнут искать другие пути. Поток товаров не остановится, всплывет в Санкт-Петербурге, Приморском крае, Прибалтике. Сейчас в мире идет борьба с товарными, финансовыми потоками. Там нет ни одного государства, которое пожалеет Кыргызстан.

- Вы работали министром финансов при президентском, парламентском правлении. Какая форма управления более подходит для поднятия экономики?

- Это не зависит от президентского или парламентского управления. Сейчас в стране есть только один руководитель. Управляет, как хочет. Все фракции в парламенте бессильны. Экономические решения не принимаются. Это от неисполнения Конституции в должной мере. Когда писался Основной закон, мы письменно просили Омурбека Чиркешовича: «Премьер-министр должен защищать программу. Необходима структура, способная программу реализовать. Программа соответствует структуре, нужно защищать команду по ее реализации». Такие права были даны премьер-министру. Была надежда, что премьер-министром будет избран человек, умеющий работать, а не избран нравящийся президенту бессловесный премьер-министра. Прежде всего, желающий стать премьер-министром человек должен предложить народу свою программу. До сего дня никто не выносил ее. Отунбаева была главой правительства, но она не говорила, что у нее есть программа. Когда Атамбаева выдвинули претендентом от коалиции большинства в Жогорку Кенеше, я 20 минут читал доклад от оппозиции, выходил с цифрами. Атамбаев выступал с 20- минутным докладом, должен был через один месяц принести свою программу. Его программу так и не увидели. Бабанов, вроде, старался. Когда пришел Сатыбалдиев, он сказал: « Я доведу это до конца. Хорошая или плохая программа, она принята». И через 6 месяцев он показал, что программы нет. Он говорит, что ему тоже нужно одно министерство, один вице-премьер-министр. Идя таким путем, через 6 месяцев он может сказать, что ему нужно еще 6 министерств. Работоспособное правительство видно уже в течение 100 дней.

- Не секрет, что наши не могут разработать работоспособную программу. Владимир Путин в 2011 году, руководя правительством, разработал стратегическую программу до 2020 года. Казахский президент Нурсултан Назарбаев предлагал путь развития до 2050 года. Почему мы не можем предложить подобных программ?

- Это от нашей слабости. Депутаты думают о своих сроках, Правительство само не знает, когда уйдет. Писавшим стратегию я предлагал, посмотрите вперед на 20 лет. У нас нет стратегии, отвечающей на вопрос: «Где будут через 20 лет Казахстан, Узбекистан? И где будем мы?» Я постарался написать такую стратегию. О том, что мы пережили за 20 лет, чему научились, а чему надо научиться. Проанализировал то, как Вашингтон нами руководит, подумал, что нам следует сделать еще в течение предстоящих 20 лет. Закончил писать книгу «Наш путь развития». Вручил ее президенту, депутатам. Правильно, пока не разработаем программы до 2050 года как Назарбаев, и не станем отстаивать права кыргызов, мы никуда не сможем двигаться.

- Атамбаев же вынес стратегическую программу до 2017 года. Вы ее читали? Какие есть особенности?

- Я все прочитал. Это программа типа «Если Бог поддержит, то все будет хорошо». Чрезвычайно трудно претворить ее в жизнь. Прежде всего, для реализации программы нужно уточнить механизмы, указать финансовые источники. Эту обязанность должно было выполнить правительство. Прошло 2-3 месяца, правительство до сих пор молчит. Я думал, что вынесут на основании той стратегии: «Это мы отметили как план действия на один год. Здесь будет завод. Появится столько-то рабочих мест». А им оказывается все равно, президент ли, народ ли говорит.

- Высказывают мнение: «Красиво написанная сказка»?

- Это не первая написанная программа. Не говорят, кто ее автор. Президент вынес: «Это моя». Держится в секрете, какие экономисты написали ее. К примеру, автор программы «Ар-Намыс» это я. Написано: редактор Акылбек Жапаров. Мы с той программой достигли победы на выборах, вошли в Жогорку Кенеш. У стратегии президента нет хозяина. В принципе представляется, что экономические пути определены. Это 271-я программа. Те, кто говорят, глядя на Белый и Синий дом: «Мы стоим на пороге новых реформ». Я бы ответил, что через этот порог переходили первый, второй и третий президенты.

- В начале президентских выборов вы тоже выдвигали свою кандидатуру, потом сняли ее. Не пошли ли вы на такие действия после встречи с президентом Алмазом Атамбаевым и политических торгов?

- Да, были переговоры с этим человеком. Я пошел на такой шаг из-за вероятной опасности раскола страны надвое в случае проведения второго тура. Но я проверил свой уровень. Наша избирательная система до сих пор не избавилась от недостатков. 1 августа 2012 года я завершил введение своих доверенных лиц на 2209 избирательных участках. Такого не смогла сделать даже СДПК. Следовательно, я смог заметить наличие людей, поддерживающих меня, по всей республике. Но не смог в полной мере определиться со своим финансовым вопросом. Поэтому решил не мучить свою команду. Однако как кандидат в президенты зарегистрировался, получил свидетельство. В разговоре с сегодняшним уважаемым президентом я сказал: « Я человек, который полагает, что станет президентом в тот день, когда пожелает Бог. Я работал со всеми президентами. Стараюсь ни одного из них не чернить. Если второй раз выйду кандидатом, и при возникновении препятствий как у вас, возможно, в третий раз встану на революционный путь». Когда на тебя снисходит божья благодать, и ты становишься президентом, оказывается, и задуманное дело движется вперед, и экономика поднимается. Что захочешь, все исполняется, как хочешь. Но потом, когда сам не руководишь государством, а передвигаешь власть жене или детям, божья благодать уходит от тебя. А после этого, как ни бейся, ничего не движется. Поэтому надо быть готовым выдержать богатство, власть, благодать. Сейчас я к этому готовлюсь.

Источник: gezitter.org

купить mobil 1 10w60 отзывы mobil 1 10w60 отзывы интернет магазин автомасел
Подписаться на наш Telegram канал и в будьте в курсе!
Begai
Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Материалы за неделю

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 360 дней со дня публикации.

KABARLAR.ORG 2018

Нашли ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter