2 апрель 2013, 11:00

Китай не уйдет из Центральной Азии

Для ликвидации дисбаланса и улучшения положения в отсталых регионах Китая новое руководство Поднебесной будет вынуждено усилить инвестиционную и экономическую политику в Центральной Азии. Такое мнение в интервью нашему изданию высказал ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Виктор Андрианов.
Правда, при реализации этих задач китайцев ожидает ряд неприятностей на почве конкуренции с США в Центральной Азии и водных проблем с соседями в этом регионе.

Как известно, 14 марта 2013 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей председателем КНР был избран Си Цзиньпин, который первый свой визит в качестве главы государства совершит в Россию. Почему? Как говорят наблюдатели, потому что обострились отношения с США.

В 2011 году Китай резко ужесточил свою позицию по двум территориальным спорам: в Восточном море с Японией вокруг островов Сенкаку, илипо-китайскиДяоюй, а также в Южно-Китайскомморе. В ответ в конце 2011 года Барак Обама объявил о новой внешнеполитической стратегии США, где во главу угла поставленАзиатско-Тихоокеанскийрегион. А 12 марта 2013 года официальные лица США впервые начали открыто обвинять Китай в организации кибератак на серверы американских корпораций и госучреждений.

То есть внешний фон вроде бы однозначно объясняет, зачем новый лидер Китая едет в Россию. Но так ли это на самом деле? Ответы искали вместе с Виктором Андриановым.

Американцы вынуждают к дружбе с Россией

- Виктор Львович, свой первый зарубежный визит новый лидер Китая Си Цзиньпин осуществит в Москву. Эксперты отмечают, что это свидетельствует о готовности Китая к неуклонному развитию китайско-российских отношений и всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства. А что на самом деле стоит ожидать от этого визита и в каком русле будут развиваться отношения России с новым лидером Китая?

- Да, первый визит в Москву Си Цзиньпина имеет большое значение дляроссийско-китайскихотношений. Напомню, что в 2010 году он уже приезжал к нам и его уже тогда встречали как будущего главу государства — тогдашний президент Медведев его принимал в своей резиденции.

С одной стороны, визит Си Цзиньпина — в рамках общего стратегического курса Китая. Ведь и предыдущий руководитель этой страны Ху Цзиньтао тоже совершил свой первый визит в роли главы государства в Москву. Но, с другой стороны, мы наблюдаем осложнения во внешней политике Китая, а именно — в отношениях с США.

Американцы, как известно, провозгласили курс на возвращение в Азию. В силу того, что большая часть китайского экспорта идет по морю и американцы в своих геостратегических теориях предлагают создание морской блокады, единственно правильная стратегия для Китая здесь — это заручиться поддержкой и стратегическим партнерством с Россией.

- Выходит, в этом плане визит Си Цзиньпина как раз и укладывается в русло того геополитического расклада, который мы сейчас наблюдаем в международных отношениях...

- Да, Китаю нужны ресурсы. А ресурсы, если мы посмотрим на карту, можно доставить в эту страну морским путем, который можно блокировать. Я имею в виду Малаккский пролив. Либо попытаться Китаю найти альтернативные пути, я имею в виду — через Мьянму. Но этот вариант тоже не особо надежный. Американцы, как известно, сняли санкции с режима, который сейчас существует в Мьянме, и политический курс Мьянмы сейчас уже не столь очевидно прокитайский.

Таким образом, визит в Россию — это стратегический курс, обусловленный, с одной стороны, общей границей протяженностью более 4 тысяч километров, а с другой стороны, Россия — сырьевая страна, а Китай — основной потребитель сырьевых ресурсов.

Водные споры портят мирный горизонт

- Известно, что Си Цзиньпин моложе своего предшественника и лучше знает Запад. По мнению наблюдателей, его стиль руководства должен отличаться от стиля Ху Цзиньтао. Каких изменений в политике нового лидера Китая следует ожидать в отношениях со странами Центральной Азии?

- Сейчас наблюдается напряжение на юге Китая, который усиленно развивает своивоенно-морскиесилы, плюс одновременно Пекин умиротворяет север и северо-запад. В этом контексте приоритетным является беспрепятственный доступ страны к сырьевым ресурсам, спокойная граница. Я думаю, если говорить о Центральной Азии, то Китай сейчас будет поддерживать стабильные отношения и, скорее всего, проявит еще больше усилий для развития именно экономических отношений. Вплоть до реанимации идеи создания свободной экономической зоны, которая связала бы Синьцзян-Уйгурскийрайон и регион Центральной Азии. Такие попытки однозначно будут предприниматься. Они просто обусловлены логикой происходящих событий.

- Соответственно, стоит ожидать новых инвестиций в регион, которые позволят Китаю еще больше укрепить свои позиции в ЦА?

- Совершенно верно. Причем инвестиций на очень удобных условиях. Именно в плане поддержания стратегической стабильности в условиях того, что сейчас происходит в зонеЮжно-Китайскогоморя. То есть для Китая — это гарантия беспрепятственных поставок нефти из Казахстана и газа из Туркменистана.

- В этом случае неизбежно усиление конкуренции Китая с США, которые тоже не прочь укрепить свои позиции в Центральноазиатском регионе...

- Да, но в этом плане получается, что фактор США и подстегивает Китай. Но не стоит забывать, в каких условиях это происходит. Сейчас перед Си Цзиньпином стоит очень непростая задача. Поднебесная подошла к рубежу, когда прежний путь развития требует изменений.

- С чем это связано?

- Это связано, в том числе, с финансовым кризисом, который в пассивной форме, но все еще продолжается. И в этой связи мы наблюдаем проблемы в китайской экономике, которые, в свою очередь, оказывают влияние на социальный аспект. Задача Пекина — социально-экономическаястабильность в стране, но ее решение является очень сложным.

- Почему?

- В ходе минувших реформ Китай развивался очень неравномерно, поэтому нынче в нем можно наблюдать очень сильное социальное размежевание, которое приводит к тому, что ситуация далека от спокойной...

- Кстати, председатель КНР в своем первом выступлении в качестве главы государства в воскресенье заявил, что Китай стремится к мирному сосуществованию с другими странами. Но военные страны должны быть готовы к победоносным войнам. Для кого в первую очередь был предназначен этот посыл Си Цзиньпина?

- Я думаю, что в первую очередь для США. Американский фактор, т.е. усиление американцев в рамках концепции возвращения в Азию, еще больше подталкивает Китай к отходу от традиционной схемы развития. Но и новой на ближайшую перспективу не просматривается. Хотя китайцы и пытаются судорожно найти замену, сделать упор на экспортно ориентированную экономику, на развитие внутреннего рынка и потребления. Но из-засоциального перекоса, неравномерности развития региона сразу это сделать очень сложно. Поэтому Китаю нужен некоторый запас времени, и как раз обеспечить его может развитие отношений именно с Центральной Азией.

- Чем, по-вашему, объясняется ставка на Центральноазиатский регион?

- Самые депрессивные районы Китая как раз находятся на севере и севере-западе. И в этой связи развитие, усиление связей с Центральной Азией — это, в том числе, и решение серьезныхсоциально-экономическихпроблем самого Китая. То есть здесь взаимно обусловленная тенденция к сотрудничеству к пользе обеих сторон.

- По мнению некоторых экспертов, из всех стран Центральной Азии Китай рассматривает Казахстан как свой стратегический тыл и будет конкурировать с Россией за влияние в нем. Цена инвестиций Китая — потеря казахстанской промышленности и конкурентоспособности. Как вы считаете, сможет ли присутствие Китая как в Казахстане, так и в ЦА в целом сдержать евразийская интеграция?

- Я не совсем согласен с тем, что цена инвестиций Китая — потеря казахстанской промышленности и конкурентоспособности. На самом деле Казахстан очень умело балансирует. Не будем забывать, что крупными собственниками, а на перспективу — крупнейшим игроком в экономике Казахстана на сегодняшний день является не Китай, а США. Если мы посмотрим структуру инвестиций в Казахстане, найдем очень много интересного. В этом плане как раз усиление связи Казахстана и Китая — это определенный баланс между Казахстаном, Америкой и Китаем. Ну и, безусловно, привлечение финансовых средств из России. В этом плане я считаю, что Казахстан умело ведет многовекторную политику. И это делает его важнейшим, если не ключевым игроком именно в Центральноазиатском регионе.

- А как бы вы охарактеризовали будущие отношения Китая с другими республиками?

- Безусловно усиление позиции Китая в Узбекистане. Особенно в сфере сельского хозяйства. Китайцев там становится много, я разговаривал об этом с узбеками. Надо сказать, что это социальной напряженности там не вызывает. Китай намерен еще больше развивать там сельское хозяйство.

- Что именно делают китайцы?

- Выращивают лук, и могу сказать, что неплохо зарабатывают. Единственный камень преткновения сейчас между Китаем и Центральноазиатским регионом — это вода. Я имею в виду, что в Казахстане серьезные сложности с освоением озера Балхаш, а в Кыргызстане — горные водные стоки и попытки их перенаправления на территорию Китая. То есть водные ресурсы — серьезный камень преткновения в регионе.

- То есть это будет влиять и усугублять проблемы?

- Да. Во всем остальном Туркмения со своим газом, Казахстан со своей нефтью сами заинтересованы в стабильных поставках в Китай. Так что в этом плане есть некая взаимодополняемость, если не брать в расчет водные ресурсы.

Мы знаем, что на севере Китая большие проблемы с водой. Возможно, в рамках Шанхайской организации сотрудничества удастся этот вопрос урегулировать. Но сейчас по этому вопросу, конечно, напряжение растет.

Инвестиции как средство от всех проблем

- Аналитики главными проблемами, стоящими перед новым руководством Китая, называют замедляющийся уровень роста экономики, растущий разрыв в доходах между различными слоями населения и старение населения страны. Не заставит ли это новое руководство Китая пересмотреть масштабы своих инвестиций в страны ЦА в пользу развития экономики внутри страны?

- Да, действительно, уровень роста экономики замедляется, есть социальные проблемы... На мой взгляд, главное в рамках макроэкономического развития для китайцев — это решение социальных вопросов: образования, медицины. Не секрет, что экономический рост Китая был обусловлен еще и тем, что затраты на социальную сферу, в том числе на медицину, были минимальны. Необходимо проводить и пенсионную реформу, что подразумевает колоссальнейшие вложения средств и, безусловно, отразится на китайском ВВП. Тем не менее, без решения этих вопросов Китай придет к тому, что социальные противоречия будут нарастать, и вкакой-томомент это может отразиться в целом на политике китайского государства.

- С учетом необходимости экономить на какие проекты китайцы будут делать акцент и от чего смогут отказаться, чтобы оптимизировать затраты?

- Очень сложно на этот вопрос ответить. У меня такое ощущение, что Китай будет только наращивать свое влияние в Центральной Азии. Причина, как я уже говорил выше, ликвидация дисбаланса между регионами. Как известно, приморские регионы более развиты, а те, которые в центре Китая и туда, ближе к западу, находятся в гораздо худшем экономическом положении. Как раз для улучшения положения в отсталых регионах Китаю просто необходимо усиление инвестиционной экономической политики. С одной стороны, Китаю нужны ресурсы, а с другой стороны, необходимо поддерживать занятость. Так что можно предположить, что инвестиции могут быть направлены в строительную сферу с привлечением китайской рабочей силы, в сельское хозяйство.

В этом плане я приводил пример Узбекистана, где количество китайцев, занятых в сфере сельского хозяйства, в последнее время существенно увеличилось. По Казахстану сложнее сказать, потому что там пока больше ориентация идет на сырьевой сектор. И там очень серьезная позиция Соединенных Штатов.

- Они как-то мешают Китаю?

-Нет, просто экономическая конкуренция на порядок жестче.

- Насколько интересны Китаю другие республики ЦА?

- Если мы возьмем Туркмению, то это разработка газовых месторождений. Но этой республике приходится балансировать между двумя ключевыми проектами. С одной стороны, Туркмению подталкивают к более активному участию в энергетическом проекте «Набукко». В то же время сами туркмены обозначили свой интерес в отношении Китая, то есть к стабильным поставкам газа в Поднебесную. То есть, в отличие от Казахстана, Туркмении приходится лавировать между Европейским Союзом и Китаем. Что тоже нас подводит к выводу о том, что Центральная Азия становится, вне всякого сомнения, крупным геополитическим фактором в международных отношениях.

Американцы пытаются разделить Россию и Китай

- В последнее время многие наблюдатели отмечают противостояние России и Китая против США, которое становится все выразительней. Соответственно, возникает ощущение, что мир опять делится — пока нечетко — на два лагеря...

- Я полагаю, что на примере как Китая, так и центральноазиатских государств мы видим как раз усиление многополярности, возможности для лавирования. А главное, очень интересен подход Соединенных Штатов, которые сегодня вынуждены выстраивать коалиции, опираясь на тех, кого еще совсем недавно называли своими заклятыми врагами. Я имею в виду Мьянму, были непростые отношения с Вьетнамом. А нынче отношения с ними развиваются. Меняется подход Соединенных Штатов, нынешней администрации Обамы по отношению к России.

- В чем это выражается?

- У американцев появился целый ряд теорий о возможности морской блокады Китая, чьивоенно-морскиесилы, мягко говоря, неразвиты. Но американцы признают, что без участия России стратегически эта затея бессмысленна, ибо невозможна. По этой причине мы наблюдаем очень интересные подвижки во взаимоотношениях между тремя этими странами. То есть мы наблюдаем усиление многополярности, но в то же время можно провести аналогии с 70-мигодами прошлого века, но зеркально противоположные.

- Например?

- Тогда было усиление Соединенных Штатов и Китая в противовес Советскому Союзу, а сейчас мы наблюдаем несколько иную политику, когда Китай и Россия усиливают свое взаимодействие в отношениях с Соединенными Штатами. А американцы пытаются путем дипломатических увещеваний разделить Россию и Китай, обещая и тем, и другим бонусы. Серьезный фактор здесь — будущее Дальнего Востока России. И в игре с китайцами и с Россией американцы достаточно эффективно эту козырную карту обыгрывают, обещая содействие, или, наоборот, пассивность при определении судьбы этого региона.

Так что мы наблюдаем сейчас большую игру, которая далека от монополярности или даже биполярности. И Центральноазиатский регион за счет своих возможностей и баланса между Европейским Союзом, Америкой и Китаем вносит в эту игру существенную интригу. Так что будем наблюдать. Будущее будет интересным.




Источник: kyrgyztoday.kg
купить mobil 1 10w60 отзывы mobil 1 10w60 отзывы интернет магазин автомасел
Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 360 дней со дня публикации.

KABARLAR.ORG 2020