9 июля 2015, 09:57

Индия становится альтернативой России в Центральной Азии

Индия рассчитывает присоединиться к договору о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), а также усилить свое присутствие в регионе Центральной Азии (ЦА). Об этом заявил премьер-министр Индии Нарендра Моди в ходе восьмидневного турне по странам Центральной Азии и России, где примет участие в саммитах БРИКС и ШОС.

Нарендра Моди – один из самых известных политиков в мире, по версии журнала Forbes. После прихода во власть, как отмечают эксперты, Моди усиленно продвигает Индию на международной арене. Отсюда желание Нью-Дели стать полноправным членом ШОС и усилить позиции в Центрально-Азиатском регионе. Индийский премьер уже побывал в Ташкенте и Астане, где подписал выгодные для своей страны контракты на покупку урана. Узбекистан экспортирует в Индию 500 т урана до 2018 года, а Казахстан – 5 тыс. тонн.

На переговорах с президентом Узбекистана Исламом Каримовым Моди отметил, что он не случайно начал поездку по странам Средней Азии с Узбекистана. «Это подчеркивает, насколько важно место Узбекистана не только в регионе, но в целом в Азии», – сказал Моди. И предложил Ташкенту присоединиться к международному транспортному коридору Север–Юг.

Особые слова он нашел и для президента Нурсултана Назарбаева. Моди подчеркнул, что его приезд «означает новую эру в отношениях Индии с Центральной Азией», сообщает агентство khabar.Kz. Он также сообщил, что Индия начала прорабатывать соглашение о свободной торговле с ЕАЭС для более глубокой интеграции с регионом. «Мы сможем возродить нашу физическую связь через торговлю и транзит энергетики. А международный транспортный коридор Север–Юг откроет конкурентоспособный и быстрый маршрут из Индии в Евразию. Я надеюсь, что вся Центральная Азия в дальнейшем присоединится к этому маршруту», – сказал Нарендра Моди, выступая с лекцией в Назарбаев Университете. Он сообщил, что Индия намерена вкладывать инвестиции в различные экономические сектора стран Центральной Азии. 

Исполнительный директор политологического центра «Север–Юг» Юлия Якушева полагает, что предстоящее обретение статуса полноправного члена ШОС создаст условия для более активного присутствия Индии в ЦА. Заинтересованность Нью-Дели в регионе понятна. Прежде всего это энергетические ресурсы. Не менее важен фактор геостратегического положения региона. Индия очень заинтересована в вовлечении стран Центральной Азии в транспортный коридор Север–Юг и трубопроводные маршруты. Инфраструктурные проекты Индии в целом соотносятся с китайским Экономическим поясом Великого шелкового пути. Однако традиционно конкурентный характер отношений между Индией и Китаем может создать точки напряженности в многосторонних форматах, как, например, ШОС. 

«Для государств региона углубление сотрудничества с Индией привлекательно и с точки зрения привлечения дополнительных инвестиций в развитие национальных экономик, ведь сейчас социально-экономическая ситуация в этих странах достаточно непростая. Поэтому турне индийского премьера по Центральной Азии может стать началом нового этапа отношений между Индией и государствами ЦА, в рамках которого Индия создаст новый значимый центр геополитического влияния в регионе наряду с Россией и Китаем», - сказала «НГ» Юлия Якушева.

Директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев полагает, что причины, которыми обусловлен индийский интерес к региону, носят не только экономический, но и стратегический характер. «Если использовать геополитические термины, то Индии как стране прибрежной в противостоянии с Пакистаном необходим так называемый хартланд. То есть хорошие отношения с центральноазиатскими странами позволили бы Индии взять Пакистан «в клещи». Эти стратегические мотивы объясняют остроту противостояния Индии и Пакистана не только в ЦА, но и в Афганистане», – сказал «НГ» Казанцев. 

По мнению эксперта, важным аспектом всех этих геополитических сложностей является то, что Китай выступает давним союзником Пакистана в его противостоянии с Индией. В этой связи можно прогнозировать, что Индия с учетом постоянной стратегической вражды с пакистано-китайским блоком  может попытаться в будущем стать одной из альтернатив растущему китайскому влиянию в Центральной Азии. «Перед Россией со временем во весь рост с той или иной степенью остроты встанет вопрос, на кого из двух традиционных друзей Москвы – Дели или Пекин делать ставку», – отметил Казанцев.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев отметил, что в ряде проектов в Узбекистане и Казахстане Индия работает давно. Были попытки два года назад войти в Кашаганский проект, но тогда Астана предпочла китайского инвестора и акционера. «Главным, что заставляет Нью-Дели активизироваться, является  уже ставшая традиционной и даже исторической конкуренция с Китаем», – сказал «НГ» Князев. 

«Активность Индии в определенной степени имеет политический окрас: многие направления внешней политики Индии сегодня совпадают и сопрягаются с целями американской политики в регионе (взять хотя бы противостояние Китаю). Качественно новое состояние китайской экономической экспансии, начавшейся с реализацией проекта Экономического пояса Нового шелкового пути, стартом которого можно считать 2013 год, естественно, не нравится США. При этом сами американцы инвестировать в регион не заинтересованы и выбрали стратегию поощрения альтернативы в виде Индии», – считает Князев. Индия, по его словам, вряд ли станет серьезным конкурентом Пекину, позиции которого во всех без исключения странах региона уже устоялись. «Предложение индийской альтернативы может стать важным испытанием для правящих политических элит на местах, порождая помимо иного и дополнительную конфликтность. Заодно, кстати, индийские инвестиционные предложения могут оказаться, и это более серьезно, альтернативой российскому присутствию. Особенно учитывая сегодняшние слабые позиции России в инвестиционной сфере», – заключил Князев.

Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 360 дней со дня публикации.

KABARLAR.ORG 2020