12 ноября 2012, 11:35

Нынешняя журналистика: в расцвете или в упадке?

Нынешняя журналистика: в расцвете или в упадке?
Манас Осмонов: «После независимости мы оказались свободными, и свое влияние начали оказывать внешние силы. Поколение того времени – такие журналисты, как М. Эшимканов, С. Раев, Б. Назаралиев перешли в другой стиль. Несколько журналистов во главе с А. Матисаковым взяли в руки все государственные газеты. Тогда СМИ разделились на государственные и частные. Можно сказать, что свободой вторые воспользовались чересчур. В итоге появилось большое количество газет, занимающихся сплетнями и слухами. Что хочу сказать, не мы ли, журналисты, испортили нынешнее общество?»

Б. Сутенова: «В 1994 году журналисты собрались и поставили вопрос: куда мы идем? Тогда к трибуне вышли Сатыбалды Жээнбеков и Кубан Мамбеталиев, бывшие тогда депутатами, и сказали, что сейчас журналистами становятся все, кто грамотен. Спасибо, что тогда были грамотные, а сейчас ведь приходят и безграмотные. СМИ действительно разделились на две части. Мы слишком широко открыли внутренние двери. Одна женщина, заботящаяся о кыргызском языке, сказала, когда была в Китае: «Изучайте кыргызский язык так же, как мы изучаем китайский язык. Мы предоставим книги, даже учителей». Китайцы долго слушали, и в итоге сказали: «Китай никогда не открывает по всем вопросам двери внутрь, а открывает наружу». В некотором смысле они имели в виду и нас. Мы думали, что газеты, прыгающие под мелодию независимости, займут свое место, а они пошли дальше, хоть и хромая. Вышли и те, кто неправильно пишет, повторяя их. Ну а мы, хоть и не можем в некоторых случаях открыто выявлять свои мысли, сохранили культуру говорить и писать. Это стало частью, которая не проиграла. Я против формата «Азаттык», отражающего обе стороны. Нельзя же стоять посередине, сцепив две стороны, правильно? С давних пор наши аксакалы, судьи и правители равно выслушивали обе стороны и в конце выносили свое справедливое решение. Ну а сейчас, столкнув две стороны, смотреть процесс со стороны – это иностранная политика».

С. Максутова: «Как сказала Байма эже, мы даже хулиганам даем слово, потому что у него есть право, и делаем из него героя. Вы же используете политику, спросив двух-трех экспертов, правильно?»

А. Акматов: «Ведь речь идет о том, что, «мы ли испортили общество». Во всем мире в зарубежных СМИ сильно развита «желтая пресса», а авторитетные СМИ испытывают трудности. Из-за этого у нас такая ситуация. Мы даем слово обеим сторонам, но не высказываем своих мыслей. В итоге этот вопрос озвучивает знающий свое дело специалист».  

М. Мамырова: «Журналист является мостом между правительством и общественностью. У общественности есть проблемы и обращения, а мы выполняем функцию непосредственного их донесения. Если к нам пришла одна сторона, чтобы дать свое сообщение, то приходит и вторая сторона с пресс-конференцией. Мы отражаем и их мысли. Так как они приходят с просьбами: «Нас правительство не слушает, не принимает. Мы хотим, чтобы наш голос был услышан через Вас».

Б. Бекешов: «Сейчас живет большая объективная журналистская афера. Объективной журналистики никогда не будет, это мошенничество. Мировые СМИ говорят: «Мы являемся объективной журналистикой, отражаем события, как есть, не делая никаких комментариев, нет ни одной нашей мысли», - так информируют они нас. Люди никогда не почувствуют их хитрости. За объективной журналистикой стоит субъект под именем человек. Если журналист является истинным гражданином, патриотом, только тогда он может стать объективным журналистом. В народе говорят: «Если говоришь – говори хорошо, если плохо говоришь – молчи». Есть слова, которые можно говорить дома, на улице, на публике. Не зная этой разницы, все выносят на улицу и в интернет.   

Б. Сутенова: «В народе кто-то выдвигается и бросает слова. Затем они разносятся в виде сплетен. Поэтому есть слова, которые нужно говорить или не нужно. В каждом журналисте есть свой внутренний редактор. Это твоя совесть, твоя выросшая натура. Например, что ты сделаешь, если тебе подарят красивую коробку, которая провоняет, когда принесешь и откроешь ее дома? Времена сейчас изменчивые. В некотором смысле в нынешнем состоянии журналистики виновато наше поколение. Нет никого, кто бы остановил, все смешалось. А последующие делают то, что видят».

Б. Бекешов: «В Исламе плохого не говорят двум людям: умершему человеку и благоверному. Журналистика, которая живет, выплескивая все плохое, в итоге сама пострадает от этого».

М. Осмонов: «Очень развился журналистский стиль осуждения нового премьер-министра, а затем его обеления после его ухода. Ведь природа журналистики не должна быть такой…»

Б. Бекешов: «В Кыргызстане никогда не было очереди. Кыргызы всегда знали, кому дадут слово, не вставая в очередь. В семье никто не ест, пока не попробует отец. У кыргызов было много подобных правил. В государстве президент, премьер министр также как и отцы. Каковы ценности народа, царапающего лицо отца? Не избирай такого президента, а если избрал, то сиди молча».

Б. Сутенова: «Кто бы и где бы ни получил образование, все мы кыргызы. Человек приходит и уходит с власти только с двумя вещами – либо с авторитетом, либо без него. Третьего не дано. Какой смысл осуждать человека, который еще не начал работать?»

А. Осмонов: «Описывая политиков и так и сяк, журналисты научились у них плохому. Например, многие журналисты – «воры». Выпустят какой-нибудь материал и требуют: «Стоит столько-то сом». Вырос и компромат. Что делать с теми, кто сначала звонит и угрожает выпуском какого-нибудь материала?»

Б. Бекешов: «Есть некоторые журналисты, которые получили деньги, не доводя до публикации или показа тот или иной материал. А после публикации информации не берет. Ну а мошенники, отдав деньги, потом говорят народу, что он коррупционер. Если все сообщество воспринимает его как коррупционера, такой журналист живет сам по себе, выходит из игры. С ним все боятся работать, даже сами мошенники».

С. Максутова: «Некоторые журналисты богатеют только от журналистики. Наверное, у Вас строгий надзор за получением денег?»

А. Акматова: «У нас нет фактов получения от кого-либо денег. Не было и не будет. Отвечу на предыдущий вопрос. Пришедшие к власти пришли на испытание, их необходимо критиковать, необходимо наблюдать каждое их действие, каждый их шаг. Иначе будет много случаев, когда политики сворачивают с ровной дороги. Вот, например, в 2009 году золотое месторождение Иштаберди было отдано китайцам за ремонт 50 км дороги. Стоимость составила 25 млн. долларов. Золота на месторождении 20 тонн. Стоимость его составляет 1 млрд. 100 млн. долларов. Разве можно отдать его за 25 млн. долларов?»

Б. Бекешов: «В «Азаттыке» ведь говорят, что живут только на заработную плату. Их зарплата ведь хорошая. В КТР и ЭлТР зарплата одинаковая и очень низкая. Поэтому мы не можем не взять денег за проделанную работу. Например, недавно один предложил отвезти за рубеж, оплатить все расходы на самолет, пропитание и жилье, только чтобы я снял и показал. «Мы, что, голодные? Или самолет никогда не видели? Будет ли гонорар?» - спросил я. Оказывается, не будет. Тогда я ответил, что не полетим. Недавно также предложить поехать в Башкирию снимать кыргызов, живущих там. Обещали оплатить все расходы, но гонорара не будет. Если не выделяют средства ребятам, зачем ехать просто так? Будет лучше, если нанимать ребят на выполнение государственных дел, после того как они получают деньги за заказ».

С. Максутова: «Правитель Китая Мао Цзы говорил, что один вестник с хорошим пером сильнее, чем 100 тысяч солдат. Значит, журналист может только пером изменить мнение общества, миллионов людей. Не переборщили ли мы, почувствовав себя сильными? Многие чиновники открыто говорят, что боятся журналистов, а также, что  больше уважают, чем боятся. Когда мы начнем просветительскую деятельность вместо запугиваний?»            

Б. Сутенова: «Подготавливая «Уроки демократии» в течение 20 лет, я заметила, что у журналистов не было сведений о том, что сделало и что взяло правительство. Наш шум, созданный в связи с тем, что кто-то забрал или потратил, всего лишь пустые звуки. Люди, укравшие столько богатств, не принимали журналистов даже за людей. Человек с деньгами совсем никого не боится. Если кому в руки попадет 500 тысяч долларов, он не шелохнется, если напишут даже 500 газет. Мы так и остались идеалистами. Ну а касательно просветительской деятельности, то мы не стоим на месте с одними новостями, у нас работают и другие редакции такие как просвещение, обучение и аналитика».

Б. Бекешов: «В мусульманстве говорят, что человек должен воспитываться до самой смерти. Мы не должны стоять, считая себя воспитанными. Мы должны жить, оказывая влияние и на стар, и млад. Одну западную журналистку спросили: «Какую работу ты сделала для изменения общества?» А она ответила: «Что это за странный вопрос? Как я могу изменить общество? Я умею только задавать вопросы». Мы не должны повторять Запад, должны давать хорошую информацию, а если не даем, то лучше молчать».

М. Мамырова: «У нас и формат другой. Мы ограничиваемся только информацией, мы не можем писать свое мнение. Если обратиться к предыдущему вопросу, если мы, журналисты, не будем говорить и критиковать правительство: сколько оно украло и съело, то кто это будет делать?»

Б. Бекешов: «Обращусь к тому, как журналист задает вопрос. Хорошие журналисты задают очень острые вопросы, готовятся, чтобы раскрыть проблему. Иногда бывают случаи, когда задают вопрос, и человек отвечает и выдает свои мысли. В прошлый раз один задавал вопрос поэту: «Для чего Вы более всего старались: чтобы стать поэтом или для того, чтобы стать человеком?» А тот запутался и сказал, что больше старался стать поэтом. Зачем для этого нужны дополнительные слова и комментарии? Журналист выяснил, что он обладает не сильным чувством человечности. Ранее в ссоре кыргызы никогда не шли напрямую, чтобы исцарапать лицо. Тихо подходили, не принося ущерб своему авторитету и чести, отводили в сторону и говорили».

Б. Сутенова: «Ранее нас учили так: человек, пришедший в студию, – твой гость. Не надо его ковырять, спрашивая то или иное. Мы остались с таким воспитанием, поэтому в нашем поколении этого нет. Мы говорим только о деле и задаем вопросы только по делу. У кыргызов говорят: «Раз позвал, не делай из него битой собаки». Мы не должны ронять его авторитет, что бы ни случилось. Поэтому давайте не будем говорить – молодой журналист, старый журналист, а объединимся и создадим ассоциацию журналистов. Я долгое время держала это в уме и не могла об этом сказать».       

Источник: газета "Эркин Тоо", № 99 (2249), от 09.11.12, стр. 7
купить mobil 1 10w60 отзывы mobil 1 10w60 отзывы интернет магазин автомасел
Отправить новости WhatsApp News
Kabarlar2
Дискуссия еще не началась.
Вы можете оставить первый комментарий.

Материалы за неделю

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 360 дней со дня публикации.

KABARLAR.ORG 2018

Нашли ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter